Белый ангел Москвы – святая великая княгиня Елизавета Фёдоровна

Белый ангел Москвы – святая великая княгиня Елизавета Фёдоровна

размещено в: НОВЫЕ СТАТЬИ, Библиотека | 0

Публикуется впервые (20.09.2021 г.)

Мария Тоболова


Белый ангел Москвы –

святая великая княгиня Елизавета Фёдоровна

1864 — 1918

Я всеми своими фибрами Русская.

Из письма Елизаветы Федоровны Императору Николаю II от 11 июня 1909г.

 

1 ноября 1864 года в семье Великого герцога Гессен — Дармштадтского Людвига IV родилась вторая дочь, которую назвали Елизаветой в честь св.Елизаветы Тюрингской (13 в.), родоначальницы династии герцогов Гессенских, прославившейся делами милосердия. В кругу семьи девочку звали «Эллой». Мать ее, принцесса Алиса, была дочерью королевы Великобритании Виктории, властительницы величайшей в то время империи.

Принцесса Алиса с маленькой Эллой

 

Тогда никто не мог предположить, какая удивительная судьба дарована  этой гессенской принцессе: Элла в будущем станет Великой Княгиней Российского  Императорского дома Романовых; ее жизнь, как  и жизнь ее младшей сестры Алекс, будущей Императрицы Александры Федоровны, трагически оборвется в большевистской России, и обе сестры  через много лет будут причислены Русской Православной Церковью к лику святых.

Элла провела детство в родном Дармштадте, столице маленького немецкого герцогства. Мать Алиса занималась благотворительностью и детей воспитывала на основе христианских заповедей: в любви к Богу и ближним, особенно к страждущим.

 

Когда Элле было 14-лет (1878 г.), во время эпидемии тифа почти одновременно умерли ее мать и младшая сестра Мария. После смерти Великой герцогини Алисы бабушка, королева Виктория, взяла двух осиротевших внучек, Эллу и Алекс, жить в Лондон.

Элла была ослепительно красива. Великий Князь и поэт Константин Романов напишет о ней позже:

И всякий, увидав тебя, прославит Бога,

Создавшего такую красоту!

Девушка была одной из самых завидных невест Европы. В 1883 году её женихом стал младший брат русского Императора Александра III – Сергей Александрович.  Свадьба состоялась 3 июля 1884 года. Отец невесты сказал Александру111: «Я дал свое согласие не колеблясь. Я знаю Сергея с детского возраста и уверен, что он сделает мою дочь счастливой».

По вероисповеданию Элла была протестанткой, но по законам Российской империи при вступлении в брак переход в Православие от нее не требовался. В России она была наречена Великой Княгиней Елизаветой Федоровной. (По традиции немецким принцессам, выходившим замуж за русских царей или великих князей, давали отчество Феодоровна в честь Феодоровской иконы Божией Матери – фамильной святыни династии Романовых).

В 1888г. Елизавета Федоровна вместе с супругом, председателем Императорского палестинского общества, совершила паломничество в Святую Землю, в Палестину.  В русском храме в честь святой Марии Магдалины она произнесла: «Как я хотела бы быть похороненной здесь». После посещения Святой Земли в душе Великой Княгини произошел духовный переворот: она решает принять веру своей новой родины. Это знаменательное в жизни Елизаветы Федоровны событие произошло в 1891 году. Перед принятием Православия она написала своему отцу: «Я всё время думала и читала, и молилась Богу – указать мне правильный путь – и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином».

В 1891году Великий Князь Сергей Александрович был назначен Московским генерал-губернатором, и 5 мая того года супруги прибыли в Москву. Елизавета Федоровна стала регулярно посещать службы в Саввино-Сторожевском монастыре и в церкви имения Ильинское, в котором подолгу жили супруги, участвовала в паломнических поездках. В Москве Великая Княгиня энергично занялась благотворительной деятельностью. Она стала активной участницей различных благотворительных обществ, посещала больницы, приюты, тюрьмы; участвовала в благотворительных базарах, раздавала деньги, одежду, продукты нуждающимся, щедро оделяла нищих милостыней. Она взяла под свое покровительство детские организации, учредив Елизаветинское благотворительное общество для оказания помощи детям из беднейших семей. В ясли и сады поступали и сироты, которые получали профессиональное образование на средства Общества. Кроме того, по благословению митрополита Леонтия при каждом московском приходе и монастыре создавались ясли и приюты, сотрудничавшие с Елизаветинским обществом. За 25 лет деятельности Общество приняло участие в судьбе свыше 9 тысяч детей. Княгиня возглавила Дамский комитет Красного Креста. Многие москвичи называли ее «Белый ангел Москвы». Во время Русско-японской войны Елизавета Федоровна деятельно помогала фронту созданием складов Красного Креста; организовывала духовную и материальную поддержку госпиталям, вдовам и детям погибших воинов. В залах Большого Кремлевского дворца по ее инициативе работали мастерские, где шили обмундирование для солдат. Здесь же принимались пожертвования деньгами и вещами. На свои средства княгиня сформировала несколько санитарных поездов.

Совместная жизнь супругов строилась на христианских началах. По взаимному согласию их брак был духовным, они жили как брат с сестрой. Елизавета Федоровна видела глубокую веру своего супруга. Великий Князь сумел передать жене свою любовь к России, ее религии и культуре. Позже она скажет о муже: «Это святой человек, который стоит выше всех нас».  Своих детей у Сергея и Елизаветы не было; они воспитывали детей Великого Князя Павла Александровича, Дмитрия и Марию, мать которых умерла при родах.

Великий Князь Сергей Александрович

 

18 февраля 1905 г. Великий Князь Сергей Александрович погиб от бомбы, брошенной эсером-террористом Иваном Каляевым. Елизавета Федоровна первой прибыла на место трагедии и, стоя на коленях в снегу, собирала части тела горячо любимого мужа и складывала их на носилки. На следующий день она причастилась Святых Христовых Тайн в храме Чудова монастыря, где стоял гроб с телом Сергея Александровича. На третий день после его гибели  она пошла в тюрьму к убийце и сказала, что не держит на него зла. Она простила его от имени мужа и подарила ему Евангелие и маленькую иконку. С ее стороны это был настоящий подвиг любви, заповеданный людям Иисусом Христом: она простила человека, причинившего ей безмерные страдания. Она же подала Императору Николаю11 прошение о помиловании убийцы, которое тот отклонил.

После убийства мужа Елизавета Федоровна посвятила свою жизнь служению Христу и обездоленным людям. Она решила создать общину, в которой сочетались бы монашеские правила с деятельностью сестер милосердия. Часть своих драгоценностей она возвратила казне, часть продала и на вырученные деньги купила в Москве на Большой Ордынке участок земли с четырьмя домами и садом. Там в 1909 году ею была основана Марфо-Мариинская обитель милосердия, названная  в честь святых евангельских сестер Марфы и Марии. Предполагалось, что сестры новой обители должны соединять в себе служение молитвенницы Марии и труженицы Марфы. В письме А.Н. Нарышкиной, известной благотворительнице, Елизавета Федоровна писала в 1910 году: «Вы можете вслед за многими сказать мне – оставайтесь в своем дворце в роли вдовы и делайте добро «сверху». Но, если я требую от других, чтобы они следовали моим убеждениям, я должна делать то же, что они, сама переживать с ними те же трудности, я должна быть сильной, чтобы их утешать, ободрять своим примером; у меня нет ни ума, ни таланта – ничего у меня нет, кроме любви к Христу… Истинность нашей любви к Христу, преданность Ему мы можем выразить, утешая других людей, именно так мы отдадим Ему свою жизнь…»

В обители милосердия были созданы два храма – Марфо-Мариинский и Покровский; в обители была устроена больница, которая считалась одной из лучших в Москве. Был открыт приют для женщин, больных туберкулезом, и приют для беспризорных девочек, организованы детская школа и бесплатная столовая для бедных, аптека, где  лекарства частично выдавали бесплатно. Сестры Марфо-Мариинской обители давали обеты целомудрия, нестяжания и послушания, но, в отличие от монахинь, могли при желании покинуть обитель и создать семью.

Сама настоятельница Елизавета вела подвижническую жизнь, спала не более трех часов в сутки, строго соблюдала посты, по ночам молилась и читала Псалтирь над умершими, часто ассистировала при операциях и выхаживала тяжелобольных. Без охраны посещала Хитров рынок – московскую трущобу, вызволяя оттуда малолетних детей. Мальчиков, вызволенных из Хитровки, она устраивала в общежития, а девочек – в закрытые учебные заведения или приюты.

В то время Елизавета Федоровна не приняла монашеский постриг, но остается спорным вопрос о тайном постриге ее незадолго до смерти.  Существует версия, что она была тайно пострижена с именем схимонахини Алексии. О своем желании стать в конце жизни монахиней она говорила своей сестре, принцессе Виктории, и племяннице, Великой Княгине Марии Павловне. Возможно, это событие произошло в Александро-Невском Ново-Тихвинском монастыре, где она в 1918 году находилась под арестом.

С началом Первой мировой войны Елизавета Федоровна разработала план содействия фронту. Это и создание санитарных поездов, складов, лазаретов, и  отправка в действующую армию походных церквей, и организация  комитетов помощи семьям солдат. Она считала священным долгом помочь своей новой родине в борьбе с врагом. В письме Императору Николаю11 от 13 апреля 1916 г. она писала: «Я чувствую себя недостойной безграничной любви Божией и той любви, которая окружала меня в России, — даже минуты скорби освящены тайным утешением свыше… что я могу сказать одно: Слава  Богу за все».

Между тем революция приближалась к России. Когда в 1916 году к воротам обители подошла яростная толпа с требованием выдать немецкого шпиона – брата Княгини, она бесстрашно вышла к людям и предложила проверить помещения. В тот раз Господь уберег Великую Княгиню от беды, но после революции к обители снова приблизилась вооруженная толпа, намеренная арестовать княгиню, подозревая ее в шпионаже в пользу Германии и хранении в монастыре оружия. Настоятельница сказала, что должна сделать необходимые распоряжения и проститься с сестрами. По ее просьбе о.Митрофан отслужил молебен, после которого толпа, осмотрев постройки обители и убедившись в отсутствии в ней оружия, удалилась.

С приходом революции Елизавета Федоровна отказалась уехать из России, а послу графу Мирбаху, который хотел помочь ей перебраться в Германию, отказала в приеме. «Я никому ничего дурного не сделала. Буди воля Господня!» — говорила она в те дни. Во вторник Светлой седмицы (когда празднуется Иверская икона Божией Матери), 24 апреля (7 мая) патриарх Тихон отслужил в обители молебен. В тот же день Великая Княгиня Елизавета Федоровна была арестована.  18 июня 1918 года она в сопровождении келейницы Варвары Алексеевны Яковлевой и сестры Марфо-Мариинской обители Екатерины Петровны Янышевой была отправлена поездом в Пермь. Здесь недолгое время она пребывала с сестрами в Успенском женском монастыре, утешаясь ежедневным монастырским богослужением. Вскоре их переместили в Екатеринбург, где недолгий приют московским изгнанницам предоставил Ново-Тихвинский монастырь. Великая Княгиня просила власти разрешить ей жить в Ново-Тихвинском монастыре, но в этом ей было отказано.

Во вторник Фоминой недели 1/14 мая все находившиеся в Екатеринбурге члены Императорской фамилии получили предписание переселиться в город Алапаевск Верхотурского уезда Пермской губернии. Алапаевские мученики прибыли туда 7/20 мая.

А. С. Кривова, кухарка Великих Князей, на допросе по делу об убийстве Алапаевских узников показала, что их поместили в здании Напольной школы, которая находилась за городом. Угловую комнату школы занимали Великая Княгиня Елизавета Федоровна с монахинями Варварой Яковлевой и сестрой-келейницей Екатериной Янышевой. Елизавета Федоровна занималась рисованием и вышивкой и подолгу молилась. Завтрак и обед ей подавали в ее комнату. Остальные члены Дома Романовых собирались для завтрака и обеда в комнату Великого Князя Сергея Михайловича, служившую также и общей столовой.

Первое время режим был более свободным: узникам разрешали посещение церкви в сопровождении красноармейца. Через месяц положение их резко ухудшилось. У них было конфисковано всё их имущество: золотые вещи, обувь, белье, даже одеяла и подушки. Им было объявлено, что Великий Князь Михаил Александрович сбежал из Перми, и поэтому за узниками будет установлен строжайший надзор. Сестра Екатерина Янышева, врач и оба лакея были удалены.

Следствие установило, что в ночь на 5(18) июля узникам было объявлено, что их увезут в деревню Синячиху. В 18-ти км от Алапаевска их казнили, сбросив живыми в одну из заброшенных шахт рудника, а затем закидали гранатами. Перед тем, как Великую Княгиню Елизавету Федоровну столкнули, она громко молилась и крестилась, говоря: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают». Она и князь Иоанн Константинович упали не на дно шахты, а на выступ, находившийся на глубине 15м. Еще некоторое время страдалица оставалась живой и, сама израненная, как могла, перевязала рану на голове князя Иоанна частью ткани своего апостольника. По свидетельству местного крестьянина, в ночь с 17 на 18 июля возле этой шахты слышалось молитвенное пение, которое продолжалось и весь следующий день. Алапаевские мученики скончались в страшных страданиях от жажды, голода и ран.

Когда 15/28 сентября Алапаевск был освобожден от большевиков армией адмирала А.В. Колчака, тела Алапаевских мучеников были извлечены из шахты. Несмотря на то, что тела находились в шахте в течение нескольких месяцев, тело Великой Княгини Елизаветы было найдено нетленным. На ее лице сохранилось выражение улыбки. Пальцы правых рук Великой Княгини Елизаветы, инокини Варвары и князя Иоанна были сложены для крестного знамения. На груди Великой Княгини был обнаружен образ Спасителя, на обратной стороне которого была золотая пластинка с надписью: «Вербная суббота 13 апреля 1891г.» — дата присоединения ее к Православию.

Тела мучеников погребли в Троицком соборе. Когда началось отступление Белой армии, их перевезли в Читу, а оттуда – в Пекин. В 1920 году останки Великой Княгини и инокини Варвары были отправлены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма св. Марии Магдалины в Гефсимании. 2 мая 1982 г. мощи новомучениц из усыпальницы перенесли в самый храм.

Св. княгиня Елизавета и инокиня Варвара

 

В наши дни в храме во имя святой равноапостольной Марии Магдалины находятся две гробницы. В одной из них покоятся мощи Великой Княгини Елизаветы Федоровны, а в соседней – ее верной келейницы инокини Варвары Яковлевой, которая  разделила с Великой Княгиней последние трагические минуты ее жизни в алапаевской шахте.

В 1992 году Русская Церковь причислила Елизавету Федоровну и Варвару Яковлеву к лику святых новомучеников российских. Так в конце ХХ века к списку православных святых добавилось имя Великой Княгини Елизаветы Федоровны. Своей жизнью, исполненной святости, строгой монашеской аскезы, стремления к правде Божией, Елизавета Федоровна явила всему жестокому ХХ веку пример истинно евангельской любви и смирения. Судьба сестры последней Российской Императрицы говорит о том, что даже в эпохи, оскудевшие духом веры, Бог поставляет на великое служение Своих избранных праведников.