ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА РОМАНОВА

ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА РОМАНОВА

размещено в: НОВЫЕ СТАТЬИ, Библиотека | 0

Публикуется впервые (20.11.2020 г.)

Мария Тоболова


ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА РОМАНОВА

(1 [13] июня 1882 — 24 ноября 1960)

В сказках Золушки становятся принцессами, а в жизни бывает так, что настоящая принцесса становится Золушкой: сама стирает, стряпает обед и копает грядки. Такая метаморфоза произошла с Ольгой Александровной, последней Великой Княгиней из Дома Романовых, младшей сестрой Святого Царя- мученика Николая II. Жизнь этой удивительной женщины полна невероятных приключений, трагических событий, чудовищных испытаний, унижений, клеветы, невыносимых страданий и скорби.

1 июня 1882 года в семье Императора Александра III и его супруги Императрицы Марии Федоровны рождается последний, шестой по счету, ребенок – дочь Ольга, единственная багрянородная, то есть рожденная в период правления своих родителей. Перед ней в Семье родились дети: Николай (1868 – 1918), Александр (1869 – 1870), Георгий (1871 – 1899), Ксения (1875 – 1960) и Михаил (1878 – 1918). Рождение Княжны Ольги было ознаменовано пушечным салютом из Петропавловской крепости.

Императорская Семья постоянно находилась под угрозой атаки террористов, а потому жила в Гатчине, в пригороде Санкт-Петербурга. Малышка Оля обожала своего отца, и тот, несмотря на загруженность, старался хотя бы полчаса в день уделять детям. Воспитатели следовали установке Александра III: «Мне нужен не фарфор, а здоровые русские дети», — а потому Ольга и сестра Ксения воспитывались в простой, строгой обстановке. Дети спали на жестких походных кроватях с волосяными матрасами, вставали рано и каждое утро принимали холодную ванну. На завтрак ели овсяную кашу на воде. Единственной роскошью в их комнатах были иконы в драгоценных ризах.

Сестры получили домашнее образование. Им преподавали историю, географию, русский, английский и французский языки, рисование и танцы. Особое внимание уделялось религиозному воспитанию детей. «Все мы были воспитаны в строгом послушании канонам религии. Каждую неделю служили литургии, а многочисленные посты и каждое событие общенационального значения отмечалось торжественным молебном; всё это было так же естественно для нас, как воздух, которым мы дышали», — вспоминала Ольга Александровна.

Великая Княжна Ольга была очень скромной; как и ее отец, она отличалась простотой вкусов, была равнодушна к светским увеселениям, предпочитая им верховые прогулки и рисование. Яркий талант художницы проявился в юной Княжне очень рано, и для обучения её живописи были приглашены преподаватели Академии художеств: В.Маковский, С. Жуковский и В. Виноградов. В своих мемуарах она так вспоминала об этом периоде ее жизни: «Даже во время уроков географии и арифметики мне разрешалось сидеть с карандашом в руке, потому что я лучше слушала, когда рисовала кукурузу или дикие цветы». В Петербурге Царевна основала «Общество помощи нуждающимся художникам в память академика К.Я. Крыжицкого», своего учителя. Средства от выставок, проходивших в ее дворце, шли в помощь бедным художникам.

29 октября 1888 года, когда Ольге было 6 лет, на Семью было совершено покушение. Во время ее возвращения из Крыма на станции Борки прогремели два взрыва, и поезд сошел с рельсов. Тяжелая железная крыша прогнулась внутрь. Император Александр III на своих плечах поддерживал покореженную крышу вагона, пока все члены Семьи не выбрались из вагона. Ольгу выбросило из окна, и Царевна, увидев, как падают вагоны, в ужасе бросилась бежать. Ее поймали и отдали отцу, который отнес ее в уцелевший вагон. Это событие подорвало здоровье Императора: перегрузка отразилась на почках Государя, которые стали отказывать, и 1 ноября 1884 года он скончался.

Смерть любимого отца была потрясением для 12-летней Ольги. Несмотря на личное горе, она старалась поддержать брата — молодого Государя и его супругу Александру Федоровну, которую сразу полюбила. С Императрицей Ольгу Александровну сближала нелюбовь к шумным увеселениям и светской жизни. Ольга возмущалась несправедливым отношением к Александре Федоровне родственников и всегда утверждала, что Sunny («Солнышко» — так звали в детстве немецкую принцессу Алису) солнечным светом озарила жизнь супруга – Николая II.

На Благовещенье 1905 года террористы открыли огонь по Зимнему дворцу. Осколки стекла осыпались на Вдовствующую Императрицу и Ольгу.

Когда Великой Княжне исполнилось 18 лет, встал вопрос о ее замужестве. Ее женихом стал герцог Петр Ольденбургский, который был старше невесты на 14 лет и отличался гомосексуальностью, приверженностью к вину и картам. 27 июля 1901 года по настоянию матери Ольга Александровна обвенчалась с ним. Брак оказался неудачным: не получилось тихого семейного счастья, о котором она мечтала. «За 15 лет нашего брака принц Ольденбургский и я ни разу не состояли в супружеских отношениях», — так вспоминала Великая Княгиня Ольга Александровна 50 лет спустя. Всю свою нерастраченную любовь она отдала своим племянницам, дочерям Николая II. С 1906 года она каждое воскресенье увозила племянниц в Петербург, где для них устраивала чай, игры и танцы с молодыми людьми. Особенно она любила младшую – свою крестницу Анастасию: «Ребенок этот был дорог мне, как родная дочь». В старой шкатулке Ольга Александровна всю жизнь хранила маленькие подарки Анастасии Николаевны: серебряный карандаш на серебряной цепочке, флакон из-под духов, брошь для шляпки.

В апреле 1903 года, во время парада в Павловске, Великая Княгиня Ольга увидела полковника Николая Александровича Куликовского, состоявшего на службе в Кирасирском Ея Величества лейб-гвардии полку. Ольга влюбилась и почувствовала, что и она ему не безразлична. Когда Ольга Александровна заговорила о разводе со своим мужем, он категорически отказался от развода, однако против связи жены с полковником Куликовским не возражал, предоставив ей полную свободу действий. Ольгу Александровну такой вариант не устраивал: она не могла себе позволить вступить в греховную связь. Ольга умоляла своего любимого брата Императора расторгнуть по сути фиктивный брак, но получила категорический отказ: незадолго до этого в Царской Семье были морганатические браки, и Император Николай II отказал своей сестре Ольге в ее просьбе, дабы избежать очередного семейного скандала. Более того, полковник Куликовский был назначен адъютантом принца Ольденбургского, и, таким образом, Ольга, ее муж и Николай Куликовский должны были жить в одном дворце на протяжении многих лет.

В начале Второй мировой войны полковник Николай Куликовский был уполномочен командовать Ахтырскими гусарами в Ровно, около польско-австрийской границы. Будучи Почетным командующим 12-го Ахтырского гусарского полка, Княгиня Ольга отправилась на линию фронта следом за своим возлюбленным в качестве сестры милосердия. Работала в госпиталях Ровно, Львова и Киева. В Киеве она оборудовала на свои средства Главный госпиталь. Работала рядовой сестрой, не брезгуя никакой грязной работой. Неоднократно выезжала в действующую армию и за личное мужество была награждена Георгиевской медалью. Некоторые раненые не могли поверить, что сестра самого Царя ухаживает за ними. Капитан 2-го ранга Гвардейского экипажа Н.В. Саблин писал: «Прелестная женщина, настоящий русский человек, удивительного обаяния… Ольга Александровна – сердечный товарищ наших офицеров…»

Осенью 1915 года Ольга Александровна в последний раз побывала в Петрограде и в Царском Селе. Прощаясь, она и Государыня Александра Федоровна заплакали.

В ноябре 1916 года состоялась ее последняя встреча с Великим Князем Михаилом Александровичем, приехавшим навестить сестру в её лазарете. Провожая на вокзал любимого брата, она не сдержалась и горько зарыдала. В это же время была последняя встреча ее и с братом — Императором Николаем II, который приехал осмотреть ее больницу. Ольга была потрясена его бледностью, худобой и изможденностью. Николай II при расставании вручил сестре письмо, в котором утвердил определение Святейшего Синода, признавшего ее брак с принцем Ольденбургским расторгнутым. 4 ноября 1916 года в киевской церкви святителя Николая состоялось венчание Ольги с Николаем Куликовским. Так закончилась 13-летняя борьба влюбленных за право на личное счастье.

После Февральской революции Ольга Александровна с матерью и мужем уехали в Крым. В августе 1917 года в крымском имении Ай-Тодоре у супругов родился первенец – сын Тихон. Генерал А.Н. Куропаткин, который встретился с Ольгой Александровной в Крыму в 1918 году, писал, что человеку, «не знавшему ее, трудно было бы поверить, что это Великая Княгиня. Они занимали маленький, очень бедно обставленный домик. Она сама нянчила своего малыша, стряпала и даже мыла белье… Тотчас же она пригласила меня в дом и там угощала чаем и собственными изделиями: вареньем и печеньями. Простота обстановки, граничившая с убожеством, делала ее еще более милою и привлекательною».

В 1918 году Романовых постигло страшное горе. В июне 1918 года в Перми был расстрелян Великий Князь Михаил Александрович, любимый брат Ольги. Месяц спустя в Екатеринбурге закончила свой жизненный путь вся Семья последнего русского Императора.

Злоключения продолжались. В феврале 1918 года большевики заставили Романовых переехать из Ай-Тодора в имение Дюльбер, где они находились под домашним арестом. Императорская Семья едва избежала расстрела. Ялтинский революционный Совет приговорил к смерти всю Семью Романовых, и только чудо Божие спасло их от рук палачей: по Брестскому договору Крым заняли немцы. Романовы — Куликовские решили уехать из Крыма на спокойный в то время Кавказ, но Императрица Мария Федоровна отказалась ехать с ними. Семья Ольги Александровны приплыла в Новороссийск, откуда генерал Кутепов помог ей добраться до Ростова, прицепив их вагон к своему поезду. В Ростове надежды на помощь А.И. Деникина, главнокомандующего вооруженными силами Юга России, рухнули: он отказался с ней встретиться, передав через адъютанта, что «монархия закончилась». Тогда казак Тимофей Ящик, телохранитель Ольги Александровны, предложил ей пожить у него в станице Новоминской, что на Кубани. Здесь, чтобы не быть нахлебниками, пришлось Николаю Александровичу, блестящему гвардейскому офицеру, батрачить за кусок хлеба, а Великая Княгиня ходила босиком и полола грядки. На Кубани Великая Княгиня научилась обрабатывать землю, молоть кукурузу, заготавливать сено, печь хлеб. Здесь у нее в 1919 году родился второй сын, Гурий. Но и из Новоминской Ольге Александровне пришлось бежать: поздней осенью 1919 года казаки сообщили, что неподалеку появились красные отряды. Куликовские, наскоро завернув детей в одеяло, в течение получаса ночью покинули станицу. Сели в поезд, но, узнав, что следующая станция в руках красных, верные казаки, их сопровождавшие, высадили Великую Княгиню и ее сыновей на ходу поезда. Два месяца семья с двумя младенцами добиралась до Черноморского побережья.

Осенью 1918 года в Крым вошли бывшие союзники, и в апреле 1919 года Императрица Мария Федоровна с семьей дочери Ксении на британском крейсере «Мальборо» эмигрировала за границу и обосновалась в Дании, у своего племянника – короля Христиана Х.

После отъезда матери и сестры Ольга Александровна еще целый год оставалась на Кубани, скрываясь от преследователей с младенцами-детьми и испытывая голод. Было время, когда родители думали, что их младший сын Гурий не выживет. После скитаний Куликовские снова оказались в Новороссийске, где свирепствовал тиф. Великая Княгиня нашла приют в датском консульстве. Здесь её отыскал друг детства вице-адмирал Т.В. Джеймс. Перед ним предстала маленькая женщина в рваной одежде, с мятым платком на голове и с младенцем на руках. С его помощью в ноябре 1920 года семья Романовых — Куликовских эмигрировала. «Мне не верилось, что я покидаю Родину навсегда. — напишет Ольга Александровна в мемуарах. – Я была уверена, что еще вернусь… У меня было чувство, что мое бегство было малодушным поступком, хотя я пришла к этому решению ради своих маленьких детей. И все-таки меня постоянно мучил стыд…»

Через Турцию, Сербию и Вену семья Куликовских — Романовых оказалась у родственников в Дании и поселилась с вдовствующей Императрицей Марией Федоровной на вилле Видёре.

Жизнь в Дании пришлось начинать практически с нуля. В 1928 году, после смерти Вдовствующей Императрицы, на деньги, полученные от продажи виллы Видёре, семья Великой Княгини приобрела небольшую ферму в Беллерупе, в 24 км от Копенгагена, где занялась сельским хозяйством. «Это была скромная крестьянская усадьба, но для нас это был семейный очаг. Нас ожидал тяжелый труд, но я была готова ко всему». Николай Александрович возил урожай на продажу, а Ольга Александровна в свободное время рисовала картины – также на продажу. За свою жизнь она написала более двух тысяч картин. Средства, полученные от продажи картин, позволяли ей поддерживать семью и заниматься благотворительностью. Подросшие сыновья отслужили в датской армии, женились на девушках-датчанках, но постоянно ходили в русскую церковь и отмечали все православные праздники.

Во время Второй мировой войны Ольга Александровна помогала землякам продуктами и вещами. Она давала убежище русским военнопленным вне зависимости от их политических убеждений. В 1948 году Советская власть обвинила Ольгу Александровну в «пособничестве врагам народа» и потребовала ее выдачи. Тогда правительство Дании отправило семью Великой Княгини в Канаду.

Семья Куликовских поселилась на ферме в пригороде Торонто. Жили они очень бедно. Посещавшие их репортеры удивлялись, когда видели Ольгу Александровну в потертой одежде с лопатой в руке. Сама же Великая Княгиня гордилась тем, что всё больше «походит на русскую крестьянку. Папа понял бы меня». Всю оставшуюся жизнь она часто вспоминала брата – Государя Николая II и его жертвенный подвиг во имя России. Она молилась «не за него — а ему. Он – мученик». Внутренняя неизбывная боль о погибшей Августейшей Семье никогда не покидала ее.

Осенью 1951 года, когда силы уже не позволяли им заниматься сельским хозяйством, Куликовские продали ферму и переехали в маленький домик с огородом, в котором и копались. Часто посещали храм. Русский православный приход Торонто размещался в небольшой церкви; община была малочисленна и очень бедна. Ольга Александровна помогала ей средствами, рисовала иконы и картины, которые дарила приходу. «Ольга Александровна поддерживала связь со многими русскими православными общинами… Время от времени она посылала им небольшие подарки, выкраивая средства из своего бюджета», — писал Ян Воррес. Однажды Канаду посетила королева Елизавета, которая пригласила свою родственницу на встречу к себе на яхту. Ольга Александровна смутилась, так как ей не в чем было пойти. Пришлось купить новое платье и шляпку за 30 долларов.

Изгнанная из родной России, она не переставала любить ее. На вопрос: «Что для нее остается главным?» — неизменно отвечала: «Свобода моей милой Родины».

Незадолго до кончины Великая Княгиня начала составлять мемуары, литературную запись которых сделал грек Ян Воррес. В них она писала: «Мой долг, как перед историей, так и перед моей семьей, поведать о подлинных событиях, связанных с царствованием последнего представителя Дома Романовых. Столь жестокая к членам моей семьи судьба, возможно, намеренно щадила меня столько лет, чтобы дать мне возможность защитить мою семью от стольких клевет и кривотолков, направленных против них. Я благодарна Всевышнему за то, что Он дал мне такую возможность у преддверия могилы…»

Перед смертью Великую Княгиню причастил Святых Христовых Таин епископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской). Ольга Александровна скончалась 24 ноября 1960 года в возрасте 78 лет, семь месяцев спустя после смерти старшей сестры Ксении Александровны. В карауле у гроба, накрытого флагом Российской Империи, стояли офицеры Ахтырского Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полка, шефом которого она стала в далеком 1901 году. Похоронена последняя Великая Княгиня из Дома Романовых на русском кладбище «Норт-Йорк» в Канаде рядом со своим горячо любимым мужем, умершим двумя годами раньше.

Как и Царственные Новомученики, Великая Княгиня Ольга Александровна учит нас глубочайшей вере в Бога и делам милосердия, сострадания и служения ближнему. Её сын, Тихон Николаевич Куликовский, писал: «Она также дала пример безусловной и всепоглощающей любви к России и русскому Человеку… Да будет Великой Княгине Ольге Александровне вечная память!»