СВЯТАЯ ВЕЛИКАЯ КНЯЖНА АНАСТАСИЯ НИКОЛАЕВНА РОМАНОВА

СВЯТАЯ ВЕЛИКАЯ КНЯЖНА АНАСТАСИЯ НИКОЛАЕВНА РОМАНОВА

размещено в: НОВЫЕ СТАТЬИ, Библиотека | 0

Публикуется впервые (20.09.2020 г.)

Мария Тоболова


ЦАРСКИЕ ДЕТИ

СВЯТАЯ ВЕЛИКАЯ КНЯЖНА АНАСТАСИЯ РОМАНОВА

(1901 – 1918)

 

Великая Княжна Анастасия Николаевна Романова родилась 5 (18 июня) 1901 года в Петергофе. Она была четвертой дочерью святых мучеников Императора Николая II и Александры Федоровны: к моменту ее появления на свет у царской четы уже были три дочери – Ольга (1895), Татьяна (1897) и Мария (1899). Отец записал в своем дневнике: «Ровно в 6 утра родилась дочка Анастасия… К счастью, Аликс чувствует себя хорошо. Малышка весит 111/2 фунта и рост имеет в 55 см». Великая Княжна была названа в честь черногорской принцессы Анастасии Николаевны, подруги Императрицы. Маргарет Игер, няня царских детей, писала, что Анастасия была названа в честь помилования Императором и восстановления в правах студентов Санкт-Петербургского университета, принимавших участие в недавних волнениях. Крещена малютка 17 июня 1901 года в церкви Большого Петербургского дворца духовником Императорской четы протопресвитером Иоанном Янышевым. Императрица Мария Федоровна возложила на Великую Княжну высший женский орден Российской империи – орден Святой Екатерины 1-й степени. В ознаменование рождения Анастасии в Москве были открыты 1-я и 2-я Анастасьинские рукодельные школы для девочек, а также списаны недоимки с беднейших лиц за лечение в больницах.

Анастасия унаследовала от отца большие выразительные серо-голубые глаза, темно-русые волосы с рыжеватым отливом. «Она была хорошенькой, лицо у нее было смышленое, и в глазах светился недюжинный ум», — писала о ней Юлия Ден, близкая подруга Императрицы. По свидетельству придворного доктора Е.С. Боткина, малышка болела редко и не требовала к себе повышенного внимания со стороны врачей. Детские и юные годы Анастасии протекали в атмосфере любви и заботы со стороны родителей и старших детей. Маленькая Анастасия очень любила сестру Ольгу, всюду ходила за ней и с нежностью целовала у нее руки. Была особенно дружна со старшей сестрой Марией, с которой делила комнату и которую полностью подчинила себе. Их называли «младшей парой» в отличие от «старшей пары» — Великих Княжон Ольги и Татьяны. Анастасия заботилась о больном брате Алексее, страдавшем гемофилией, сидела около него во время приступов его болезни, старалась всячески его развлечь. Она была очень привязана и к комнатной девушке Александре Теглевой и иногда буквально обливала духами «свою Шуру», чтобы няня «благоухала, как букет цветов». (Любимыми духами Анастасии были духи «Котти» с запахом фиалок). «Мои ноги», — говорила о Великой Княжне Анастасии Императрица-мать, когда из-за болезни была вынуждена сидеть в коляске. Домашние Княжну звали «Настенькой», «Настей», «Настаськой».

Маленькая Настя очень любила сладости, а потому всегда носила в карманах шоколад и конфеты «крем-брюле». Она была шустрым, резвым ребенком, любила шалить. «Постреленок», «швыбзик» ласково называла ее мать за подвижность и неистощимость в изобретении шалостей и проказ. А.А.Танеева-Вырубова вспоминала: «Анастасия Николаевна всегда шалила, лазила, пряталась, смешила всех своими выходками, и усмотреть за ней было нелегко. Вспоминаю обед на яхте «Штандарт» в Кронштадте с массой приглашенных. Тогда Великой Княжне было пять лет. Она незаметно забралась под стол и как собачка, там ползала: ущипнет кого-нибудь за ногу… Государь, поняв, в чем дело, вытащил ее за волосы, и ей жестоко досталось». «Самая младшая из Великих Княжон, Анастасия Николаевна, казалось, была не из плоти и крови, а из ртути… Во всем она умела находить забавную сторону и была сама не своя до всяческих розыгрышей», — писала о ней Лили Ден. «Великая Княжна Анастасия Николаевна была отчаянной шалуньей и верным другом во всех приказаниях Цесаревича», — вспоминала фрейлина С.Я. Офросимова. Анастасия любила играть в прятки, причем частенько даже взрослые не могли ее отыскать. Преподаватель французского языка Пьер Жильяр так вспоминал об Анастасии: «Она была так весела и так умела разогнать морщины у всякого, кто был не в духе, что некоторые из окружающих стали, вспоминая прозвище, данное матери при английском дворе, звать ее «Солнечный Луч».

Дети Императора воспитывались в духе Православия, сочетавшем молитву и труд. По воспоминаниям современников, их не баловали роскошью. На стенах детской — иконы, фотографии и детские рисунки; армейская койка, на которой Великая Княжна Анастасия спала круглый год: эта койка путешествовала вместе с ней и в Крым, куда семья отправлялась на летний отдых, и в плавание по финским шхерам на яхте «Штандарт», и даже в сибирскую ссылку. Девочки были обязаны убираться в своей комнате и застилать постели. Утром и вечером дети принимали ванны и были должны сами приносить ведра с водой в ванную. Жили во дворце в Царском Селе очень тесно: семь членов семьи плюс многочисленная прислуга. Однажды доктор Боткин застал Великую Княжну Анастасию, лежащую ничком на полу и переписывающую заданный урок: в классной комнате занимался брат Алексей Николаевич, а все столы были заняты ее сестрами или завалены вещами».

Неиссякаемая энергия била ключом в этом ребенке. Её проказам и шуткам не было конца: то на дерево залезет и только по приказу отца спускается оттуда, то на подносе съедет с лестницы, как с горки; то разрисует лица брата Алексея и сестер клубничным соком, чтобы «поиграть в цирк». У нее был несомненный талант актрисы комического жанра. Когда ставились маленькие домашние спектакли, она умела рассмешить зрителей. Генерал М.К. Дитерихс писал о Великой Княжне Анастасии: «Её отличительной чертой было подмечать слабые стороны людей и талантливо имитировать их. Это был природный, даровитый комик. Вечно, бывало, она всех смешила, сохраняя деланно серьезный вид». Младшая дочь Государя никогда ни в чем не демонстрировала своё высокое положение в обществе, но на слова брата Алексея о ее возможности стать актрисой ответила с достоинством: «Великая Княжна не может выступать в театре, у нее есть другие обязанности».

В семье Николая II любили животных. Анна Вырубова подарила девочке собачку по кличке Джимми, которая стала любимицей всей семьи. Анастасия взяла ее с собой в сибирскую ссылку. Джимми погибла вместе со своей хозяйкой в момент расстрела Царской Семьи; труп ее был найден следователем Н.А. Соколовым в заброшенной шахте Ганиной Ямы.

18 июня 1908 года Анастасии исполнилось 7 лет, и это означало, что к осени она должна приступить к домашнему обучению, в программу которого входили Закон Божий, русская грамматика, история, география, естественные науки, рисование, арифметика, а также танцы и музыка. Значительное место в обучении играли иностранные языки: французский, английский и немецкий, но между собой дети говорили только по-русски. Анастасия не отличалась прилежанием к учению, писала с ошибками, а арифметику называла «свинством»: видимо, была чистым гуманитарием. Её интересовали литература, естествознание, география и рисование. Анастасия Николаевна вызывала особую симпатию у преподавателя английского языка Сиднея Гиббса. «С этой крохотной Великой Княжной не всегда было легко заниматься», — вспоминал Гиббс. Однажды учитель не поставил ей «отлично» за средне выученный урок. Анастасия вышла из класса и вскоре вернулась с огромным букетом цветов. Пытаясь подкупить учителя, она с обворожительной улыбкой спросила: «Мистер Гиббс, Вы не исправите отметки?» Тот отрицательно покачал головой, и тогда юная леди вышла из помещения и отправилась к русскому наставнику, которому и вручила букет. Однажды она явилась на урок английского в маскарадном костюме трубочиста с вымазанным лицом. Позже их отношения стали нормальными, и Анастасия после каждого урока приносила ему цветы.

Петр Васильевич Петров преподавал русскую грамматику. Анастасия была с ним особенно дружна, и с 1909 года и до самой гибели она состояла с ним в переписке. Он привил своей ученице любовь к чтению, и Анастасия много читала, отдавая предпочтение Шиллеру, Гете, Мольеру, Диккенсу и Шарлотте Бронте.

Анастасия была остроумна, наблюдательна; хорошо рисовала акварелью, мастерски играла в шахматы. Она унаследовала от матери музыкальные способности, и они часто играли в четыре руки Шопена, Грига, Рахманинова, Чайковского. Княжна играла также на балалайке и гитаре. Как и остальные члены Семьи, увлекалась фотографией, любила играть в крокет и кататься на велосипеде.

С годами Анастасия избавилась от желания постоянно шалить, повзрослела, стала серьезнее. Иногда Великая Княгиня Ольга Александровна, тетка княжон, устраивала для них у себя собрания молодежи с танцами, играми и чаепитием. «Девочки наслаждались каждой минутой, — вспоминала Великая Княгиня Ольга спустя 50 лет. – Особенно радовалась моя милая крестница Анастасия, поверьте, я до сих пор слышу, как звенит в комнатах ее смех. Танцы, музыка, шарады – она погружалась в них с головой».

Высокое положение царских детей требовало также их участия в дворцовых церемониях. В 14 лет Анастасия стала шефом 148-го пехотного Каспийского полка. Вместе с Императором она принимала военные парады, что доставляло ей огромное удовольствие. Анастасия очень гордилась своим полком и в письмах к отцу подписывалась «Каспииц».

Во время Первой мировой войны Ольга и Татьяна работали в Царскосельском госпитале сестрами милосердия, а Мария и Анастасия отдавали собственные деньги на закупку лекарств, а при посещении госпиталей вязали раненым теплые вещи, готовили бинты. Своим присутствием, сочувственными разговорами с ранеными старались поддержать их морально, развлечь, облегчив, таким образом, их страдания. Иногда они играли в карты, шашки, теннис и бильярд с выздоравливавшими офицерами, читали раненым вслух, писали под их диктовку письма домой, устраивали маленькие концерты. «При ней даже раненые пляшут», — говорили об Анастасии Николаевне, когда она бывала в госпитале. В 1916 году Великая Княжна Анастасия писала в дневнике: «Сегодня я сидела рядом с нашим солдатом и учила его читать, ему это очень нравится. Он стал учиться читать и писать здесь, в госпитале. Двое несчастных умерли, а еще вчера мы сидели рядом с ними». Анастасия вспоминала о том времени, как о лучшем в своей жизни. В письме к сестре Марии из Тобольска в Екатеринбург она пишет: «Мне помнится, как мы давным — давно посещали госпиталь. Надеюсь, все наши раненые в конечном итоге остались живы…Сейчас я в спальне, пишу на столе, а на нем стоят фотографии нашего любимого госпиталя. Знаешь, это было чудесное время, когда мы посещали госпиталь. Мы часто вспоминаем об этом и наших вечерних разговорах по телефону и обо всем прочем».

В разгар Февральской революции все царские дети заболели корью. Анастасия слегла последней. Все лежали с высокой температурой, накрывшись тулупами. Семье отключили тепло, электричество и даже воду – ее брали из проруби. 8 марта 1917 года Временное правительство приняло решение подвергнуть Императорскую семью аресту. Началась новая страница в их жизни, и эта жизнь под домашним арестом (с 8 марта по 31 июля 1917г.) была довольно сносной: посещали церковные службы; продолжалось обучение детей. Вместе с отцом и преданными слугами Великие Княжны разбили огород и посадили овощи, работали в саду. По вечерам девочки вышивали, в то время как отец читал им вслух. Анастасия в то время вышивала и плела изящные закладки для книг – ляссе.

В начале августа 1917 года вся Царская Семья была выслана в Тобольск. Здесь постепенно было налажено обучение младших Великих Княжон и Цесаревича. Вместе со всеми членами Императорской семьи Анастасия посещала церковные службы. Символично стихотворение, которое она написала в альбом графини А.В. Гендриковой:

Когда душа твоя тоскует,

Надежды гаснут, как огни,

Над правдой клевета ликует,

Кругом тебя враги одни;

Когда в борьбе слабеют крылья,

Беда приходит за бедой,

И плачешь ты в тоске бессилья –

Не забывай, что Бог с тобой.

(Автор Великий Князь Константин Романов – М.Т.)

Дети катались с ледяной горки, по двору катались на лыжах, разыгрывали сценки. В январе 1918 года все дети, кроме Анастасии, переболели краснухой. В письме от 21 марта 1918 года к тете, Великой Княгине Ксении, Анастасия пишет: «Мы теперь нашли себе новое занятие. Пилим, рубим и колем дрова, это полезно и очень весело работать». По вечерам узники с грустью смотрели в окно на свободно гулявших прохожих. Цесаревич Алексей отмечает в дневнике 22 ноября 1917 года: «Весь день прошел как вчера и так же скучно».

Когда в апреле 1918 года родителей вместе с Марией увезли в Екатеринбург, Анастасия была утешительницей для сестер и больного брата. В её обязанности входило «всех развлекать». И теперь Анастасия не унывала. Из письма Анастасии к сестре Марии в Екатеринбург: «Качались на качелях, вот когда я падала, такое было замечательное падение!.. Да уж! Я столько раз вчера рассказывала сестрам, что им уже надоело…Вот была погода! Прямо кричать можно было от приятности. Я больше всех загорела, как ни странно, прямо акробатка…».

В ссылке Анастасия сильно растолстела и очень стеснялась своей полноты. Генерал М.К. Дитерихс писал о ней: «Великая Княжна Анастасия несмотря на свои 17 лет была еще совершенным ребенком. Такое впечатление она производила, главным образом, своею внешностью и своим веселым характером. Она была очень низенькая, очень плотная – «кубышка», как дразнили ее сестры». В 16 лет она «была еще не сложившаяся девушка-подросток», — свидетельствовал следователь Н.А. Соколов.

23 мая были доставлены в Екатеринбург и остальные члены Семьи. Жизнь Царской Семьи в Доме особого назначения (ДОН) была однообразна и скучна; был введен тюремный режим. Анастасия вместе с сестрами шила, гуляла по саду, играла в карты, читала матери вслух книги духовного содержания, играла с братом, научилась вместе с сестрами печь хлеб. В это трагическое время общая молитва объединяла Семью, помогала ей перенести скорби, страдания и унижения, выпавшие на ее долю. 18 июня 1918 года Анастасия отпраздновала свой последний, 17-й день рождения.

Жизнь Анастасии, как и всей Царской семьи, закончилась в мрачном подвале Ипатьевского дома. Допрошенные следователем Н.А. Соколовым свидетели показали, что из царских дочерей дольше всех сопротивлялась смерти Анастасия. В начале расстрела она, видимо, упала в обморок. Когда же к ней прикоснулись, она страшно закричала. После этого палачи нанесли ей удар прикладом ружья по голове и две штыковые раны. Так погибла невинная 17-летняя девочка Анастасия от руки безжалостных злодеев. После расстрела в комнате Великих Княжон был найден последний рисунок Анастасии – качели между двух берез.

После ее гибели около 30 женщин-самозванок объявляли себя чудом спасшейся царской дочерью Анастасией.

Великая Княжна Анастасия прославлена вместе с родителями, сестрами и братом в соборе новомучеников Российских как страстотерпица на Архиерейским соборе Русской православной церкви в августе 2000 года. Ранее, в 1981 году, они же были канонизированы РПЦЗ.

Историк Владимир Лавров пишет: «Не с полковником Николаем Романовым расправились коммунисты… Коммунисты расправлялись с тысячелетней православной великой Россией, символом которой являлась Царская Семья».

Святые Царственные страстотерпцы, молите Бога о нас!