Публикуется впервые 3.05.2018

Мария Тоболова


АННА АЛЕКСАНДРОВНА ТАНЕЕВА

(ВЫРУБОВА) –

МОНАХИНЯ МАРИЯ

(1884 – 1964)

 

«Избави мя от клеветы человеческия,

И сохраню заповеди Твоя». (Пс. 118,134)

 

ВЫРУБОВА… При одном упоминании этой фамилии еще совсем недавно у наших современников возникало чувство брезгливости и отвращения к женщине, по вине которой якобы совершилась катастрофа, приведшая к власти в России безбожников-большевиков. Богоборческая власть оболгала имя православной России, ее устои: Православие, Самодержавие и Народность, не обошла своим недобрым вниманием имена и память всех людей, так или иначе связанных с Царской Семьей. Особое место среди этих людей занимает, быть может, более других оболганная Анна Танеева (Вырубова).

Как до революции 17-го года, так и после нее Анне Александровне приписывали связь с последним русским царем Николаем 11, с Григорием Распутиным, непомерное отрицательное влияние на Императрицу, обвиняли в шпионаже, предательстве, в намерении отравить Наследника  престола и т.д. Но вот относительно недавно (в 2000 году1) в нашей стране впервые были опубликованы ее подлинные дневниковые записи, и перед  читателями предстал образ  мягкой, доброй, благородной, нравственно чистой, несколько наивной, восторженной, доверчивой, как ребенок, а главное – глубоко религиозной женщины, которая была не просто фрейлиной святой Государыни Императрицы Александры Федоровны, но ее верной, преданной подругой.

Анна Александровна Танеева родилась 16 июля 1884 года в аристократической семье обер-гофмейстера и главноуправляющего Собственной Его Императорского Величества канцелярией,  статс-секретаря Александра Сергеевича Танеева (1850-1918). Кроме того, А.С. Танеев был известным композитором.  Мать, Надежда Илларионовна Толстая (1860-1937), — праправнучка фельдмаршала Кутузова. Прадед и дед по матери – генералы.

Детство будущая фрейлина провела в Москве и в родовом поместье Рождествено под Москвой, которое находилось недалеко от имения Великого князя Сергея Александровича, брата Александра 111. Анна вспоминает, как ласково к ней относилась супруга Великого князя Елизавета Федоровна, причисленная в наше время к лику святых.

Анна получила начальное образование дома, так как родители боялись пагубного воздействия на детей со стороны их приятелей. «Вера в Бога, посещение богослужений, безупречная жизнь, молитва были для нас (т.е. детей — М.Т.) опорой на жизненном пути»2.

В 16 лет Аня заболела брюшным тифом в тяжелой форме, так что врачи не надеялись на ее выздоровление. Родители пригласили о.Иоанна Кронштадтского отслужить молебен у постели болящей дочери. После молебна в состоянии  больной наступил кризис, и она стала быстро поправляться.

В 1902 году Анна выдержала экзамен при Петербургском учебном округе на звание домашней учительницы. В 1905 году, когда Анне Танеевой было всего 20 лет, она была приглашена в свиту Государыни при царском Дворе.

В 1907 году Анна Александровна обвенчалась с морским офицером Александром Вырубовым. Он был одним из тех, кто чудесным образом спасся с затонувшего в русско-японскую войну «Петропавловска». Перенесенное при этом потрясение, видимо, и явилось причиной его помешательства.  Через год брак распался,  и Анна вернула себе девичью фамилию – Танеева.

Став ближайшей подругой святой Государыни Императрицы, Анна Александровна в течение 12 лет была, можно сказать, членом Царской Семьи, сопровождала ее во многих поездках и путешествиях, присутствовала на семейных торжествах. Императрицу и Вырубову объединяли совпадение жизненных взглядов, интересов и духовное родство: глубокая вера в Бога, желание помочь ближнему, жалость к страждущим.

Будучи фрейлиной, она бескорыстно служила Государыне, не получая положенного ей жалованья, так как, будучи наперсницей Императрицы, стеснялась брать деньги. «Государыня как-то сказала, что счастлива тем, что у нее есть человек, который служит ей ради нее самой, а не ради хорошей зарплаты», — пишет Анна в своих воспоминаниях3.

Придворные дамы завидовали Анне, что Императрица была особо расположена к ней. Они недолюбливали и Государыню Александру Федоровну, считая ее надменной, холодной, гордой. Будучи сами равнодушными к вере, с насмешкой говорили об ее религиозности, считая ханжой. «Религиозной фанатичкой» слыла у них и Анна, которую считали, кроме того, коварной интриганкой, сводницей и развратницей. Но Императрица, образованная, с ее умом, глубокой верой, богатым внутренним миром, не могла приблизить к себе особу сомнительного поведения и низменных чувств. Анна же удостоилась дружбы всех членов Царской Семьи, включая Государя. Их многолетняя дружба выдержала испытание временем: в период заточения Царской Семьи Государыней было написано своей любимице более 20 писем, в которых она ласково называет Анну: «дорогое мое дитя», «милая», «родная», «душка», «маленькая моя дочка», «мой дорогой друг», «маленькая моя» и др. Святые Царственные мученики молились о своей верной Аннушке.

Анна Александровна пользовалась полным доверием Императрицы, которая каждый раз, когда  Наследник Алексей был серьезно болен, просила именно ее позвать Распутина, которому удавалось чудесным образом прекратить приступ болезни ребенка. Так Анна стала посредницей между Царской Семьей и Распутиным: на ее даче в Царском Селе Распутин (еще одна жертва клеветы!) неоднократно встречался с членами Царской Семьи.

С началом Первой мировой войны Анна Александровна стала работать в госпитале сестрой милосердия вместе с Императрицей и ее дочерьми. На этом закончился благополучный период ее жизни, а далее последовали великие страдания. 15 января 1915 года, выезжая из Царского Села в Петроград, Анна попала в железнодорожную катастрофу и получила травмы такой тяжести, что врачи считали ее положение безнадежным. Однако Танеева выжила (6 месяцев была прикована к постели), но осталась калекой на всю жизнь: передвигаться после этого могла лишь в инвалидном кресле или на костылях, позже – с палкой.

Через год после аварии на денежную компенсацию за полученные травмы организовала в Царском Селе Серафимовский лазарет для искалеченных воинов, где они обучались разным ремеслам. «Испытав на опыте, как тяжело быть калекой, я хотела хоть несколько облегчить их жизнь в будущем. Ведь по приезде домой на них в семьях стали бы смотреть как на лишний рот! Через год мы выпустили 200 человек мастеровых, сапожников, переплетчиков», — пишет Анна в своих воспоминаниях4.

Незадолго до революции Анне Александровне угрожали расправой, и друзья убеждали ее покинуть Императрицу и тем спасти себя, на что она ответила: «Я удивляюсь, что меня учат побегу; моя совесть чиста перед Богом и людьми, и я останусь там, где Господь меня поставил».

После февральской революции Временным правительством была создана Чрезвычайная следственная комиссия по расследованию преступлений царского режима. Одной из первых была арестована Анна Вырубова. (А.Ф. Керенский лично увез ее, еще не оправившуюся после болезни, из Царского Села и заключил в одиночную камеру Трубецкого бастиона Петропавловской крепости). Несмотря на инвалидность, она содержалась в крепости в тяжелейших условиях: голодала, так как передачи от родных были запрещены; прогулка заключенным разрешалась только на 10 минут в день, свидания —  по 10 минут раз в неделю. Охрана состояла из озлобленных по отношению к ней людей, которые поливали Анну площадной бранью, плевали в ее тарелку с едой, (если эту бурду можно назвать «едой»); несколько раз пытались изнасиловать, грозили расправой. Находясь в одиночной камере, она страдала нравственно и физически: заболела бронхитом и воспалением легких. По ее словам, это была медленная казнь. В минуты отчаянья просила у Бога скорой смерти. Тюремный доктор И.И. Манухин оставил свои воспоминания о тех страшных событиях. Он писал: «Вырубова производила впечатление милой, очень несчастной женщины, попавшей неожиданно в кошмарные условия, которых для себя она никогда ожидать не могла и, вероятно, даже не воображала, что такие на свете бывают…Положение А.А. Вырубовой в крепости было хуже всех. Настроенная против нее часть охраны и гарнизон ее ненавидели и ненависть свою всячески проявляли. Было ясно: если жертвы будут, первой из них будет А.А. Вырубова»5.

Анна Александровна в тюрьме постоянно молилась и с Божией помощью  переносила муки и страдания, выпавшие на ее долю. Единственной иконой, разрешенной арестантке Вырубовой иметь в камере, была маленькая икона Божией Матери «Могилевская»: «Сотни раз в день и во время страшных ночей я прижимала ее к груди». В письме к отцу от 18 октября 1917 года она пишет: «Верю, что каждый вздох слышит Бог; но так ужасно нестерпимо выносить зло, когда сама старалась всю жизнь делать добро»6.  У родителей Анны Александровны охранники выманивали крупные суммы денег якобы для облегчения судьбы их дочери и пропивали их. В мае 1917 года по распоряжению Чрезвычайной следственной комиссии было произведено медицинское обследование Анны Вырубовой, которое установило, что она девственница. (Муж ее был садист и полный импотент). На допросах, длившихся по четыре часа и больше, настаивали, чтобы она дала показания против Николая 11 и его Супруги, но Анна держалась твердо и клеветать не стала.  Через 5 месяцев ее выпустили на свободу «за отсутствием состава преступления».

В конце августа 1917 года Временное правительство решило в 24 часа выслать ее за границу. В Финляндии на станции Рихимякки толпа революционных матросов ссадила ее с поезда, едва не учинив самосуд, и ее отвезли на яхту «Полярная звезда», которая направилась в Свеаборг. Целый месяц мать страдалицы хлопотала во всех инстанциях об освобождении дочери, и ее хлопоты увенчались успехом: Анну из Свеаборгской крепости доставили в Смольный и вновь отпустили под расписку. Зиму и лето 1918 года провела на свободе, но постоянно опасалась новых арестов. В этот период она переписывалась с членами Царской Семьи и посылала им с верными людьми посылки с продуктами.

7 октября 1918 года ее снова арестовали по доносу писаря из Серафимовского лазарета и, продержав 5 дней на Гороховой, поместили в Выборгскую тюрьму. Через месяц снова освободили. Всю зиму 1919 года Анны Александровны с матерью голодали, немного помогали  добрые люди.  «Зиму 1919 года провели тихо, — пишет она в своих воспоминаниях. — Но я очень нервничала: успокоение находила только в храмах. Ходила часто в Лавру, на могилу отца… Жили, стараясь не терять бодрости духа и упования на милосердие Божие»7.

В сентябре Анна Александровна увидела во сне о. Иоанна Кронштадтского, который сказал ей: «Не бойся, я всё время с тобой». 24 сентября 1919 года  — новый арест и заключение в тюрьму на ул. Гороховой. В своих записках Анна рисует ужас положения арестованных большевиками  людей, их вечный страх за свою жизнь. Один из следователей прямо заявил ей на допросе: «Наша политика – уничтожение». Нервная и измученная возвращалась Анна в камеру после  допросов, длившихся долгие часы. Ноги ее отекали, болело сердце, были частые обмороки. Ночами молилась Богу, чтобы спас ее от расстрела. Сколько слез было пролито Анной в те дни! Свое пребывание в тюрьме она сравнивает с адом. Успокоение получала только от чтения Библии и псалмов.

Получив свободу по Промыслу Божиему и заступничеством о. Иоанна Кронштадтского (при пересылке из одной тюрьмы в другую, куда ее отправляли на расстрел, чудом скрылась от сопровождавшего ее солдата), жила более года в Петрограде у знакомых и друзей, скрываясь от властей. «В черном платке, с мешком в руках, я ходила от знакомых к знакомым. Постучав, спрашивала, как и каждый раз: «Я ушла из тюрьмы, примете ли меня?» …Как загнанный зверь, я пряталась то в одном темном углу, то в другом… Я каждую ночь ложилась, думая, что эта ночь моя последняя на земле»8. Находясь в ежеминутной опасности быть убитой, она дала обет, что если она останется в живых, то примет монашество и посвятит жизнь Богу. Постоянно преследуемая, без денег, без документов, босая, в рваном пальтишке, она в конце концов в декабре 1920 года вместе с матерью бежала из Советской России в Финляндию. Но и здесь, на чужбине, злоба и клевета со стороны бывших соотечественников-эмигрантов не оставляли ее.

На 39-ом году своей жизни Анна Александровна приняла решение удалиться от мира и приняла тайный монашеский постриг с именем Мария (во имя св. равноапостольной Марии Магдалины). Это событие произошло 14 ноября 1923 года в Смоленском скиту Валаамского монастыря. Духовным отцом ее стал иеросхимонах Ефрем (Хробостов). В Линтульский женский монастырь (Финляндия) ее не приняли ввиду ее нетрудоспособности, поэтому она  жила в миру вместе со своей матерью, которая скончалась 13 марта 1937 года. До 1939 года Анна Александровна проживала в Выборге, но в связи с угрозой захвата Выборга Красной Армией переехала в Швецию. В марте 1940 года возвратилась в Финляндию, где ей небольшую материальную поддержку стал оказывать знакомый еще по Петербургу фельдмаршал К.Г. Маннергейм.  1943 – 1947 гг. были для Анны Танеевой годами крайней бедности в связи с отсутствием всяких средств к существованию. В 1947 году умер ее духовный отец иеросхимонах Ефрем, и духовное окормление монахини Марии переходит к Валаамскому старцу схиигумену Иоанну (Алексееву).

Монахиня Мария провела в уединении почти половину жизни — 44 года и окончила свои дни в служении Богу в ангельском, монашеском чине. Она умерла 20 июля 1964 года в возрасте 80 лет и похоронена в Хельсинки на православном кладбище Ильинское.

В изгнании Анна Танеева написала автобиографическую книгу «Страницы моей жизни», которая вышла в свет на русском языке в 1922 году в Париже. В 1920-е годы в СССР в журнале «Минувшие годы»  печатался так называемый «Дневник Вырубовой». В 1928 году Танеева поместила в эмигрантской газете «Возрождение» заявление, что этот «дневник» не принадлежит ее перу. Наиболее вероятными авторами «Дневника» являются известный писатель А.Н. Толстой и историк П.Е. Щеголев. В 1928 году рижское издательство «Ориент» выпустило книгу «Фрейлина Ее Величества», содержащую фальсифицированный «Интимный дневник и воспоминания» А.А. Вырубовой. Подлинные воспоминания Анны  Вырубовой-Танеевой изданы на финском языке уже после смерти автора. В 2008 году впервые на русском языке в России вышла в свет книга «Анна Танеева – фрейлина государыни».

При написании записок Анна Александровна заботилась не столько о своей собственной реабилитации, сколько о восстановлении доброго имени своих Венценосных друзей, считая это своим долгом перед Богом, Царем и Отечеством. Она знала, что придет время и соотечественники начнут интересоваться жизнью и деятельностью последнего русского Царя.  Анна осталась верной Государыне и свидетельствовала о святости жизни Царской Семьи. Она оставила нам, потомкам, правду о тех событиях, свидетельницей которых она была. Ее свидетельства разрушили клевету на Помазанника Божия, рассказывая, как святые страстотерпцы Император и Императрица верой и правдой служили своему Отечеству, беззаветно любя Россию.

Известно, что клевета – это средство политической борьбы. Придворная камарилья с помощью клеветы старательно расшатывала трон Николая11, думая тем самым посадить на престол наследника Алексея, при котором им удалось бы получить неограниченный доступ к царской казне. Некоторые из родственников Царя сами претендовали на  престол. Анна Александровна в своих воспоминаниях обвиняет, в частности, Великих князей, которые затевали интриги против Императорской четы. «Когда я вспоминаю все события того времени, мне кажется, будто Двор и высший свет были как бы большим сумасшедшим домом, настолько запутанно и странно все было»9. Расчетливая злоба, заговоры сделали свое дело: родственники, генералы, обманутый народ оставили Помазанника Божия, которому в свое время приносили присягу в верности.

Как видим,  жизнь Анны Александровны была полна великих страданий: неудачное замужество, инвалидность после железнодорожной катастрофы, козни и интриги Двора, аресты и ужасы тюремных заключений, скитание по домам после побега из тюрьмы. Но самым страшным испытанием для неё был поток клеветы, общественное презрение. Но она все мужественно переносила, ибо перед ней был пример жизни Государыни. Возможно, что полная испытаний, страданий,  лишений и скорби судьба Анны явилась  духовным залогом того, что ее жизненный путь благословен Богом, что в конце этого пути ее ожидает Царство Небесное.

 

  • А.А. Вырубова. «Страницы моей жизни», изд-во «Благо», 2000.
  • «Анна Танеева – фрейлина Государыни». Под ред. И. Вихерюури. СПб., Общество памяти игумении Таисии, 2012, с.35
  • Там же, с. 50.
  • «Верная Богу, Царю и Отечеству: Анна Александровна Танеева (Вырубова) – монахиня Мария», Автор- составитель Ю.Ю. Расулин, СПб., изд-во «Царское Дело», 2006, с. 89.
  • Манухин И.И. «Моя деятельность помощи заключенным во время революции». «Новый журнал» № 54, Нью-Йорк, 1958. http://rud.exdat.com/docs/index-657584.html
  • «Верная Богу, Царю и Отечеству: Анна Александровна Танеева (Вырубова – монахиня Мария», с. 277.
  • «Верная Богу, Царю и Отечеству: Анна Александровна Танеева (Вырубова) – монахиня Мария», с. 257.
  • Там же, с. 265- 270.
  • «Анна Танеева – фрейлина Государыни», с. 134.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. А.А.Вырубова. «Страницы моей жизни», изд-во «Благо», 2000.
  2. «Верная Богу, Царю и Отечеству: Анна Александровна Танеева (Вырубова) – монахиня Мария». Автор-сост. Ю.Ю. Расулин, СПб., Изд-во «Царское Дело», 2006.
  3. «Анна Танеева – фрейлина Государыни». Под ред. И. Вихерюури. СПб., Общество памяти игумении Таисии, 2012
  4. «Фрейлина Ее Величества: «Дневник» и воспоминания Анны Вырубовой», М., 1991
  5. Вырубова А.А. Неопубликованные воспоминания. Николай 11: Воспоминания и дневники. СПб., 1994.