«Быть может, для спасения России

нужна искупительная жертва.

 Я буду этой жертвой. Да будет воля Божия».

Император Николай II

Святой царь-мученик Николай Александрович Романов (Николай II) родился 6(18) мая 1868 года в Царском Селе. Он был старшим сыном императора Александра III и императрицы Марии Федоровны. Будущий император получил блестящее образование: знал 5 иностранных языков, изучил русскую и мировую историю, разбирался в военном деле, был широко эрудированным человеком. Всестороннее образование сочеталось у него с глубокой религиозностью и знанием духовной литературы, в чем была несомненная заслуга протопресвитера И.Л. Янышева, его духовника и учителя. И.Л. Янышев преподавал цесаревичу курс канонического права в связи с историей Церкви, знакомил высокородного ученика с главными отделами богословия и историей религии. Кстати, протопресвитер Янышев оставался царским духовником вплоть до кончины, последовавшей в 16-й год правления Николая II.

Николай II вступил на престол 21 октября 1894 года в 26-летнем возрасте. Судьба этого благородного, прекрасного человека была глубоко трагичной. Родился будущий царь в день, когда Православная Церковь отмечает память святого Иова Многострадального; этому совпадению царь придавал особое значение, так как остро чувствовал, что его судьба будет сходна с мученической жизнью праведного Иовы. «У меня более чем предчувствие, — говорил он, — что я обречен на страшные испытания». Николай II с честью прошел эти испытания, предпочитая смерть измене Христу и России.

Вера во Христа-Спасителя была основой мировоззрения Императора Николая II. Личная вера для него была связана с обязательным исполнением установленных Церковью правил, посещением храма и молитвой. По свидетельству современников, Николай Александрович начинал и заканчивал свой день молитвой. Протопресвитер Георгий Шавельский, общавшийся с императором в Ставке во время мировой войны, свидетельствовал о «смиренной, простой и непосредственной» религиозности царя, о неукоснительном посещении им воскресных и праздничных богослужений. Николай II часто совершал паломнические поездки в церкви и монастыри во многих местах страны, благоговейно поклонялся местным святыням – святым мощам и чудотворным иконам, участвовал в торжествах в память многих российских святых и церковных событий.18 июля 1903 года царская чета побывала в Сарове на прославлении Серафима Саровского. Как и его прадед, император Николай I, он был покорен Промыслу Божию. Он верил, что само Провидение управляет его поступками.

В то время русское высшее общество было заражено мистикой, оккультизмом, масонством, социализмом. Многие представители тогдашней аристократии и высокопоставленные чиновники из царского окружения лишь числились христианами, а в действительности были равнодушны к религии. На этом фоне преданность императора Православию казалась им ханжеством. Они осуждали императора и императрицу Александру Федоровну за чрезмерную, по их мнению, религиозность.

Исполненный несокрушимой веры в Промысел Божий, последний российский самодержец чудесным образом сочетал в себе и мужество, и кротость. По отзывам близко знавших его людей, он обладал исключительным самообладанием: никто никогда не видел его в гневе. Был скромным, доброжелательным и чутким человеком.

Царь не был самым богатым человеком в стране, однако был щедр и много помогал нуждающимся, жертвовал на пенсии из своих личных доходов. Первым опубликованным от его имени актом был рескрипт на имя московского генерал-губернатора В.А. Долгорукова: 15тысяч рублей для распределения, по усмотрению того, «между жителями Москвы, которые наиболее нуждаются в помощи». Средства из Лондонского банка, доставшиеся ему от отца, все были потрачены на благотворительность. Госпожа А.П. Олленгрэн, начальница Василеостровской женской гимназии, рассказывала, что часто по вечерам государь приглашал её в свой рабочий кабинет и, несмотря на огромную занятость и утомление, просил представить ему списки наиболее нуждающихся детей, состоявших под ее попечительством. Суммы, которые жертвовал государь из своих личных средств, были иногда весьма внушительными. Однажды госпожа Олленгрэн решилась сказать, что сумма слишком велика, что на всех не напасешься, на что государь твердо отвечал: «Царь должен на всех напастись». В конце аудиенции, всегда шепотом, он просил никому ни слова не говорить о его помощи. Он помогал, сколько мог, из своих собственных средств, не задумываясь о величине просимой суммы. «Он скоро раздаст всё, что имеет», — говорил князь Н.Д. Оболонский, управляющий Кабинетом его величества, решив даже на этом основании покинуть занимаемую должность.

Император был высоконравственным человеком, прекрасным семьянином, никогда не позволял себе романов на стороне. Когда «временщики» готовили обвинение его в измене Родине, кто-то предложил опубликовать личную переписку Николая Александровича и Государыни, на что получил ответ: «Нельзя, тогда народ признает его святым».

Для Николая II идея власти, олицетворением которой он себя осознавал, существовала неразрывно с идеей Бога. Николай Александрович смотрел на свою политическую деятельность как на религиозное служение, относился к несению обязанностей монарха как к священному долгу. Он чувствовал себя ответственным за врученную ему Провидением страну. На Святой Руси царь был не только главой государства, но и отцом русского народа, который любовно называл его «царь-батюшка», выражая этим родственное отношение к Помазаннику Божию. Благодаря Таинству помазания устанавливалась связь царя с Богом и единство его со своим народом. Эту мистическую связь с Богом и народом хорошо чувствовал последний русский царь Николай II. По свидетельству фрейлины С.К. Буксгевден, «Он… обладал врожденной симпатией к простым людям – в особенности к крестьянам». Если на членов Думы царь смотрел как на «просто интеллигентов», то совсем иным было его отношение к крестьянским делегациям: «Царь встречался с ними охотно и подолгу говорил, без утомления, радостно и приветливо», — писал генерал А.А. Мосолов.

Император знал, что многовековая Православная вера – та основа, на которой зиждется российская государственность, и всегда помнил предсмертное завещание своего отца – Александра III: «…В политике внутренней – прежде всего, покровительствуй Церкви. Она не раз спасала Россию в годины бед…Вера в Бога и святость твоего царского долга да будет для тебя основой твоей жизни». И император-сын неукоснительно исполнял волю отца, являя нам образ царя-христианина. По законам Российской империи он был светским главою Российской Церкви, а потому уделял большое внимание её нуждам, щедро жертвовал на постройку новых храмов свои личные средства, в том числе и за пределами России. Император понимал, где храмы были особенно необходимы. Так, на представленном ему докладе он написал: «Дело постройки церквей в Сибири особенно близко моему сердцу. Желаю, чтобы при каждой церкви была школа». Количество церквей в царствование Николая II увеличилось более чем на 10 тысяч, их стало к концу царствования 67 тысяч. Количество монастырей увеличилось на 250; их стало по всей стране 1025. Обновились древние храмы. Император лично участвовал в закладке новых храмов и освящении многих. Так, например, он заложил первый камень в основание киевского собора в честь святителя Николая, Мир Ликийского чудотворца. Русская церковь при последнем Императоре обладала огромным влиянием, покровительствовала православным христианам не только в Европе, но и в Азии и даже в Африке.

Царь утвердил устав о пенсиях и единовременных пособиях для священнослужителей и псаломщиков. В 1913 году, во время празднования 300-летия Дома Романовых, государь Николай II наименовал Духовные Академии Императорскими. Он поддерживал любые инициативы для развития русской духовности, оказывал поддержку деятельности Императорского Палестинского общества, предоставлявшего возможность большому числу верующих из всей России совершать дешевые паломничества в Святую Землю.

В царствование императора Николая II церковная иерархия получила возможность практически подготовить созыв Поместного Собора, главной целью которого было восстановление патриаршества в России. В январе 1906 года он учредил Предсоборное присутствие, а Высочайшим повелением от 28 февраля (12 марта) 1912 года – «при Святейшем Синоде постоянное, впредь до созыва собора, Предсоборное совещание».

За годы его правления было канонизировано святых больше, чем за два предшествующих столетия, когда было прославлено лишь 5 святых угодников. За время последнего царствования к лику святых были причислены святитель Феодосий Черниговский (1896), преподобный Серафим Саровский (1903), святая княгиня Анна Кашинская (восстановление почитания в 1909г.), святитель Иоасаф Белгородский (19 II), святитель Гермоген, Патриарх Московский (1913), святитель Питирим Тамбовский (1914), святитель Иоанн Тобольский (1916). При этом Император проявил особую настойчивость, добиваясь канонизации преподобного Серафима Саровского, святителей Иоасафа Белгородского и Иоанна Тобольского.

Николай II высоко чтил св. праведного Иоанна Крондшадтского, и после его блаженной кончины повелел совершать всенародное молитвенное поминовение почившего в день его преставления. О смерти Иоанна Кронштадтского Николай II писал: «Неисповедимому Промыслу Божию было угодно, чтобы угас великий светильник Церкви Христовой и молитвенник земли Русской, всенародно чтимый пастырь и праведник отец Иоанн Кронштадтский».

Государь даровал полную свободу старообрядцам, повелев в своем Указе именовать их не раскольниками, а старообрядцами. Интересна запись, сделанная Николаем-наследником в дневнике во время его длительного путешествия. Посещая храмы Востока, он писал: «Всякий раз, что я вижу храм, в котором соблюдается благолепие, порядок и почитание так же, как у нас, то при входе у меня невольно является то же религиозное настроение, как если бы я находился в христианской церкви». Способность чувствовать иную культуру как свою исключительно важно для человека, который в будущем станет «Белым царем», то есть царем для всех подданных, вне зависимости от вероисповедания.

Царь проявлял заботу о своих подданных. Милосердие, любовь, миролюбие были заложены в основу политики императора Николая Александровича. Что же было достигнуто страной под скипетром последнего самодержца? Коротко укажем лишь основные достижения России. В первые же месяцы после воцарения император начал по всей стране учреждать дома трудолюбия для городской бедноты. Закон о социальном страховании был принят прежде всех европейских государств и США. В социальной политике царя следует отметить его заботу о медицинском обслуживании населения. С 1901 по 1913 год бюджетные расходы на медицину возросли с 43,9 миллионов руб. до 145,1 миллионов руб., то есть в 3,3 раза. Число врачей выросло к 1915 году до 33,1 тысячи, что вывело нашу страну по данному показателю на 2-е место в Европе и 3-е место в мире. Медицинская помощь во всех государственных и земских лечебницах была бесплатной, и лекарства больным выдавались также бесплатно. Именно при последнем русском самодержце появились родильные дома, станции скорой помощи, женские консультации и молочные кухни, участковые врачи и больничные листы. Достоинство каждого правителя народа познается по приросту населения. За годы правления Николая Александровича численность населения империи увеличилась на 50 миллионов человек: со 129 миллионов в 1897г. до 179 миллионов человек в 1915году.

В сфере образования в период правления Николая II наблюдался стремительный рост числа учебных заведений. За пятнадцатилетний период (1896 по 1910г.) было открыто больше школ, училищ, институтов, чем за весь предшествующий 1896 году период российской истории. Всего в России было перед Первой мировой войной 57 тысяч начальных училищ, 1,5 тыс. низших профессиональных училищ, почти 600 городских училищ. В те же годы возникли 20 новых мужских высших учебных заведений и 28 женских вузов. В обучение включались дети из всех слоев населения. К 1915 году на всеобщее обучение перешли в 51 уезде России.

В период правления Николая II Россия, будучи крестьянской страной, входила в пятерку наиболее развитых промышленных стран. Она имела устойчивый годовой бюджет. В стране были самые низкие налоги в мире и самые низкие цены на товары первой необходимости. Примерно вдвое увеличились крестьянские взносы в сберегательные кассы. В эпоху императора Николая II в России появились: первая кинохроника, первый трамвай, первый самолет, первый автомобиль, первая гидроэлектростанция, первый электроплуг, первая подводная лодка. Служба монархической государственности была для царя смыслом и целью жизни. Государь непрестанно трудился на благо Отечества. Неслучайны слова, которые он велел передать через С.Ю. Витте русским промышленникам: «Господа! Государя Императора не интересуют ваши прибыли. Его интересует благо всей Российской державы».

Царь, стремясь жить по заповедям Божьим, показывал тем самым своим подданным пример для подражания. «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 5,7), — говорит Господь. Николай II не отклонил ни одного ходатайства о помиловании, дошедшего до него. Генерал А.А. Мосолов отмечал: «Царь вдумчиво относился к своему сану Помазанника Божия. Надо было видеть, с каким вниманием он рассматривал просьбы о помиловании осужденных на смертную казнь». За всё время его правления смертных приговоров было вынесено меньше, чем в СССР казнили каждые полгода, вплоть до смерти Сталина. Количество заключенных в стране было гораздо меньше, чем в СССР или Российской Федерации. Так, в 1908 году на сто тысяч человек заключенных было 56 человек, в 1940 году – 1214, в 1949 году –1537, в 2011 году – 555 человек.

«Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Мф. 5,9), — говорит Господь. Показательно стремление императора к миру, выразившемуся в целом ряде мирных инициатив: участию в создании первой в истории Гаагской конвенции по сокращению обычных вооружений, стремлению сохранить мир в Европе и во всем мире. Император не хотел войны и сделал всё, чтобы избежать участия России в войне. Не его вина, что его благие начинания были сорваны силами, жаждавшими наживы, войны и крови. 19 июля (1 августа) 1914 года Германия объявила войну России. Неудачи на фронте в 1915 году привели к тому, что царь принял на себя звание Верховного главнокомандующего, сменив на этом посту великого князя Николая Николаевича. Благодаря подвигу Государя Россия была близка к победе в Первой мировой войне, но преданный верхушкой армии, либералами из Думы, союзниками, даже многими великими князьями, Государь оказался в полном одиночестве и был по существу свергнут с престола. В 1918 году святитель Тихон, Патриарх Всероссийский, подчеркнул, что Государь отрекся от власти над страной «из любви к ней».

Жизнь Николая II была христианским подвигом. Из истории мы знаем, что святые князья Борис и Глеб, сыновья киевского великого князя Владимира, не сопротивлялись своему старшему брату Святополку, который умертвил их, устранив соперников на обладание великокняжеским престолом. За их смирение перед Божьей волей, за нежелание междоусобной войны они были прославлены в лике святых мучеников-страстотерпцев. Так же поступил и император Николай II, отрекшись от престола ради спокойствия горячо любимой им России. Перед ним стоял выбор: отречение или идти на Петроград с вверенными ему войсками – последнее означало гражданскую войну, на что он не пошел. «Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественные силы просят оставить трон и передать его сыну и брату моему, то я готов это сделать, готов даже не только царство, но и жизнь свою отдать за Родину», — говорил он генералу Д.Н. Дубенскому. В эмиграции многие бывшие генералы, участники антимонархического заговора, в своих мемуарах, оправдывая себя, обвиняли Николая Александровича в падении империи, ссылаясь на его мягкую «христианскую» уступчивость, его непротивление и миролюбивый характер. Но вот что писал в 1927 году Михаил Кольцов, член ЦК ВКП(б), известный советский писатель и исторический деятель: «Нет сомнения, единственным человеком, пытавшимся упорствовать в сохранении монархического режима, был сам монарх. Спасал, отстаивая царя, один царь. Не он погубил, его погубили». «Кругом измена, и трусость, и обман!» — написал Николай II в своем дневнике в тот период.

После отречения Государя началось разложение народа, поддавшегося низменным страстям, и с неудержимой быстротой Россия понеслась к гибели. Царь был тем мистическим началом, которое удерживало силы зла. Теперь же ничто не препятствовало вступлению в мир антихристианской стихии. Царь вместе с семьей был арестован в Царском Селе. В дворцовой церкви о.Афанасий Беляев регулярно совершал всенощную и Божественную литургию. «…Ныне смиренный раб Божий Николай, как кроткий агнец, доброжелательный ко всем врагам своим, не помнящий обид, молящийся усердно о благоденствии России, верующий глубоко в ее славное будущее, коленопреклоненно, взирая на крест и Евангелие, высказывает Небесному Отцу сокровенные тайны своей многострадальной жизни и, повергаясь в прах пред величием Царя Небесного, слезно просит прощения в вольных и невольных своих прегрешениях», — читаем мы в дневнике отца Афанасия.

Учрежденная 4 марта 1917 года Чрезвычайная следственная комиссия для расследования противозаконных действий царя и бывших министров никаких доказательств измены или нарушения законов Российской империи не обнаружила. Таким образом, и арест государя, и последующая расправа с ним и членами его семьи были актами беззакония. Интересно, что один из членов этой комиссии после нескольких недель работы признался: «Что мне делать? Я начинаю любить царя».

Через год после «отречения» 2(15) марта 1918г. Николай II занес в дневник горькие слова: «Сколько еще времени будет наша несчастная Родина терзаема и раздираема внешними и внутренними врагами? Кажется иногда, что дольше терпеть нет сил, даже не знаешь, на что надеяться, чего делать? А все-таки никто как Бог! Да будет воля Его Святая!» В заточении царская семья, до конца претерпевшая все невзгоды, обиды и унижения, явила великое смирение, безропотное принятие страданий, благородство души и силу духа. Вера согревала сердце царственного страстотерпца. Осмеянный и оболганный, царь уподобился древним мученикам, по собственной воле прошедший в Екатеринбурге свой путь на Голгофу. Предчувствовать смерть, но не отчаяться и не озлобиться и по-евангельски молиться за своих палачей – это подвиг! Великая княжна Ольга передала в письме из Тобольска слова своего отца, которые стали завещанием для всей России: «Отец просил передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь».

«Государь и Государыня верили, — писал наставник Наследника Алексея Пьер Жильяр, — что умирают мучениками за свою родину – они умерли мучениками за человечество. Их истинное величие не проистекало от их царственного сана, а от удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти». Царь был и до конца остался царем-христианином. Жизнь Государя после «отречения», перенесение обид, предательств, боль за Россию и подготовка к христианской кончине — это венец того христианского крестоношения, служения Богу и Российской державе, которое свершил царь Николай II за предшествующие годы. И живой пример подлинно христианской жизни для всех нас. Причислением Николая II к лику святых Господь показал нам, что последний русский царь выполнил до конца свой долг перед Ним и своим народом. Последний коронованный правитель России сделал всё, чтобы спасти её. Неслучайно преподобная Параскева Дивеевская говорила о нем: «Он выше всех царей будет».

В грехе цареубийства повинны не только физические исполнители, а весь народ, ликовавший по случаю свержения царя и допустивший его унижение, арест и ссылку, оставив беззащитными в руках преступников. Екатеринбургское злодеяние – великий грех всех живших в России и их потомков, а потому необходимо всенародное покаяние!

Мария Тоболова

Читайте также >>>